Света Солдатова (pyzhik_chizhik) wrote,
Света Солдатова
pyzhik_chizhik

Об украинском национализме









Оригинал взят у almondd в Об украинском национализме
Мне, видимо, все же придется написать о том, что такое национализм, хотя я этого долго избегала. Я прошу прощения за повторение достаточно очевидных вещей, но я уже устала отвечать на соответствующие комментарии.

Так сложилось, что в России под национализмом понимают не тоже самое, что во всем мире. И поэтому, когда украинец, литовец или израильтянин говорит: «Я - националист», россиянин его не понимает. Они говорят на разных языках. Это непонимание само себе было бы мелочью, если бы не эксплуатировалось так рьяно российскими властями и российскими медиа ради оправдания войны.

Вот два определения национализма (как говорится, «почувствуйте разницу»).


Википедия, 2014 год (определение соответствует, в общем-то, современному пониманию национализма во всем цивилизованном мире): «В своей основе национализм проповедует верность и преданность своей нации, политическую независимость и работу на благо собственного народа, культурное и духовное возрастание, объединение национального самосознания для практической защиты условий жизни нации, её территории проживания, экономических ресурсов и духовных ценностей. Он опирается на национальное чувство, которое родственно патриотизму.»

И словарь Даля, 1861 год (соответствующий, к сожалению, пониманию национализма большинством россиян): «Идеология и политика, исходящая из идей национального превосходства и противопоставления своей нации другим. Проявление психологии национального превосходства, национального антагонизма, идеи национальной замкнутости.»

Такое неприглядное определение в словаре Даля нетрудно объяснить. Словарь этот писался в царской России, и Даль даже был награжден царской семьей соответвующим орденом за проделанную работу. Царской власти большой и разнородной страны России не нужно было от народа гражданское и национальное самосознание или понимание народом своих исторических или культурных корней. Вместо этого Россией было намного проще править в условиях бездумной любви населения к царю и империи. Именно на такой догме взращивался российский патриотизм: не любовь к брату, не любовь к своему колу и двору, а любовь голи к своему государю.

Советский патриотизм подменил «царь» и «империя» на «вождь КПСС» и «государство». Слепая любовь к государству, подпитываемая пропагандой, оправдывала в советское время очень многое: ссылки, массовые убийства, лагеря, ибо так было – якобы – нужно для государства. Под «государством» большинство населения не подразумевало ничего конкретного – пропаганда постаралась сделать так, чтобы самыми распространенными ассоциациями к этому слову были потери в войне с немцами и нелюбовь к американцам (общий враг и общая злость, как известно, очень объединяют), медали на спортивных соревнованиях, пафосные ноты и слова полубессмысленного по сути гимна, а также исторические и культурные достижения, немалая часть которых относится на самом деле не к российской культуре, а ко множеству культур самых разных народов, в разное время оказывавшихся под властью царя или вождя. В реальности же за словом «государство» стоял коррупционный правительственный аппарат, который позволял узкой группе людей иметь доступ ко всем благам. И чем подвластные территории и население было больше, тем «блага» для узкой группы были шире.

Сейчас история, как ни странно, повторяется. Я прошу прощения за обобщения, но если нижеследующее не про вас - значит, оно просто не про вас, но тем не менее имеет место. Современным россиянам по-прежнему не предлагают любить друг друга и друг за друга заступаться. Тысячи людей вроде вот этого старика уже были арестованы за мирные протесты в сегодняшней России. На этих протестах люди выражали совершенно естественные желания – например, не начинать войну или иметь свободу слова и свободу собираться на собственной площади. Я могу быть не права, но у меня сильное ощущение, что большинство россиян стараются не задумываться об этих пострадавших. Многие, кажется, любят своих соотечественников не настолько, чтобы портить себе настроение из-за постигших этих людей неприятностей. Но зато любят Россию. Под «Россией», как и ранее, власть имущие подразумевают свое личное благополучие, а немалое количество простых людей, как и раньше, подразумевают, например, медали и фейерверки на олимпиаде, тех не-россиян, чьи фамилии звучали на открытии, как якобы фамилиии деятелей российской культуры (например, белорусского еврея Шагала, жившего во Франции), и общую злость к якобы общему врагу (в этом году это «бандеровцы»).

А теперь о национализме в Украине и о том, чем он отличается от российского национализма и патриотизма. Во-первых, национализм совершенно необязательно должен быть так называемым этнонационализмом, а то есть совершенно необязательно должен объединять людей по этническому признаку. Такой национализм бывает, но в Украине он абсолютно непопулярен, а намного более популярен как раз в России, где нелюбовь к иммигрантам из Средней Азии и общий уровень ксенофобии значительно выше. Здесь, например, случайно подвернувшаяся мне статистика, хотя в последние годы мне попадалось и много других опросов, и отдельные были намного лучше заточены под сравнение толерантности к национальным меньшинствам в России и в Украине. И в Украине толерантность всегда оказывалась значительно выше. Говоря проще, в отличие от российского националиста, желающего «России для русских» (это - лозунг Русского Национального Единства, ссылка), украинский националист может быть украинским русским, украинским татарином, украинским евреем, украинским среднеазиатом - и сейчас таких очень много.

Во-вторых, украинский национализм не делит людей по принципу языка. Мои друзья и родные были на Майдане, и там было не просто двуязычие все эти месяцы – там было многоязычие, в котором люди отлично понимали друг друга. Вместе с тем, абсолютно все украинские националисты согласны в том, что украинскую культуру надо беречь и поддерживать. Значение, которое придается этой простой в общем-то идее, объясняется двумя причинами. Первая – это то, что украинцам пришлось столкнуться с реальной опасностью этот язык и культуру потерять. Я знаю, что этого не рассказывают на уроках истории в России, но долгое время все украинское - и при царской Росии, и при СССР – было в опале. Здесь, к примеру, очень краткая хронология событий, с этим связанных. Вторая причина еще проще – это любовь к этой самой культуре и языку. Я отлично понимаю, как «провинциально» это могло бы прозвучать в компании российских интеллигентов, но я люблю украинские народные песни, домашнее сало и вареники, униатские костелы и звучание украинской речи. Любовь эта, естественно, приходит не через школьную программу по грамматике украинского языка, а через прекрасных людей, которые делят с тобой этот опыт.

В-третьих, украинский национализм не имеет строгой привязки к территории – я знаю много украинских националистов, живущих за рубежом, и среди них есть даже те, кто за рубежом родился. И, в отличие от россиян, мы – украинцы-эмигранты – не слышим от других украинцев что-то вроде: «Сиди и молчи на тему Украины, раз уехал». У украинцев не принято обвинять в измене родине, потому что объединяющим признаком считается не территория или государство, а культурная самоидентификация. То есть именно то, что я, например, считаю себя украинкой, - а не язык, страна проживания, этническая принадлежность или происхождение – объединяет меня с другими украинцами. Отчасти поэтому тот национализм, который я сейчас вижу на Украине, мне кажется намного более терпимым и объединяющим, чем тот патриотизм, который я вижу в России. В каком-то смысле, это любовь к людям и культуре, а не любовь к территории, стране или государственной машине.

Это, конечно, не значит, что территория не имеет никакого значения. Однако многие украинцы привыкли думать очень локально – не о том, что якобы лучше для некой необъятной родины (я вообще не верю, что подобные глобальные мысли и расчеты могут быть практичными), а о том, что лучше для их дома, двора и деревни. Пройдя через коллективизацию, большинство украинских семей, которые я знаю, так и не превратились в людей, пользующихся советским принципом «общее – значит, ничье». При этом многие украинцы – отличные хозяева своего места, где бы это место не находилось. Точно также у абсолютного большинства украинских националистов не вызывает подбострастия или абсолютного доверия любая власть и любые лидеры - они обычно интересны им ровно в той мере, в которой они помогут украинцам обустроить свой дом и двор и хорошо жить со своими соседями.

Такая философия никак не противоречит толерантности, уважению к другим культурам и представителям этих культур. Вместе с тем, украинский националист – независимо от того, где он живет – скорее будет вкладывать силы и деньги в развитие и поддержание украинской культуры, украинской политики, украинского народа, чем какой-то другой культуры, политики или народа. Именно поэтому – а не благодаря каким-то абстрактным западным силам – на Майдане не было нужды в средствах. Я лично знаю достаточно много обеспеченных американских, канадских и европейских украинцев, которые посылали туда большие деньги из своего кармана – не потому, что они «агенты Запада», а потому, что они - украинские националисты именно в том смысле, о котором здесь речь. Я также знаю очень много украинцев не настолько обеспеченных, которые помогали Майдану, чем могли. И именно поэтому по всему миру можно найти неожиданные и сюрреалистичные по своему расположению «дома украинской культуры» и украинские библиотеки.

Может ли такая философия привести к каким-то преступлениям? К той самой описанной Далем «замкнутости» и «проявлению превосходства»? По-моему убеждению, к преступлениям, замкнутости и идеям превосходства приводит не какая-либо философия, а глупость и невежество. Преступления совершают патриоты, националисты, христиане, люди с карими глазами, да и вообще представители любых групп населения, и нередко они прикрываются при этом некой философией, идеологией или религией. На Украине в последние годы самые страшные преступники были у власти, и прикрывались они своим положением силы. Именно поэтому от нового правительства украинцы требовали в первую очередь люстрации и организации нормальной судебной системы. Теперь, когда Россия уже открыто вмешивается в украинскую политику и фактически оккупировала часть территории, самые страшные преступники на Украине выглядят так. И украинцы прилагают все силы для того, чтобы с ними бороться.

Вместе с тем, нетолерантный национализм в Украине, в отличие от России, абсолютно непопулярен. Я говорю «в отличие», потому что из статистики следует, что крайне правых националистов в России десятки тысяч. Здесь, например, данные о посетителях Русского марша – демонстрации крайне правых российских националистов, - и цифры доходят почти до шестидесяти тысяч человек. Абсолютное большинство из них поддерживает, например, идею о том, что иммигранты с Кавказа и средней Азии в России – это люди второго сорта. И это действительно те россияне, которые готовы открыто маршировать со свастикой. Подобные идеи или подобный марш немыслим в Украине, и национальные меньшинства (например, евреи и татары) уже выступили с официальными заявлениями о том, что на Украине с 1991 года, то есть с развала Союза, их никто не ущемлял. Точно также непопулярен на Украине и радикальный (то есть призывающий к силовым действиям) национализм. В любимом российскими медиа украинском Правом секторе по последним данным постоянно состоит меньше двух сотен человек, да и те на протяжении всего кризиса высказывали свою официальную позицию удивительно взвешенно и осторожно. Для интересующихся - тут интервью с одним из их лидеров, хотя, опять же, из-за их смехотворной численности это не является ключевым для понимания позиции большинства украинцев или даже большинства украинских националистов.

В целом же, в последние недели у меня очень сильное чувство, что невежество и чувство превосходства российские власти пытаются взрастить именно среди своего населения, ибо все это позволяет проще манипулировать толпой. И когда ко мне приходит очередной россиянин (к сожалению, это почему-то пока всегда россияне), и пишет, что все националисты – это фашисты, или что все вокруг – идиоты, я начинаю верить, что у российского правительства это получилось хотя бы в этом частном случае. И единственное, что меня успокаивает – это количество адекватных и умных людей, в том числе из России, которых я тоже вижу.

Напоследок, вернемся к нашим баранам: я уже убедилась, что о национализме с россиянами теперь редко можно поговорить, не упомянув Бандеру. Я, если честно, не считаю, что Бандера является ключевой фигурой для истории или культуры Украины, но с российской пропагандой не поспоришь. Поэтому ссылки: тут, например, подробная и адекватная биография Бандеры на английском языке. Россияне обычно упоминают договор с Гитлером, как его основное преступление. Поясню: в те годы практически не было политиков, которые не заключили хотя бы одного договора с Гитлером. Лично для Бандеры этот договор закончился очень быстро и печально - отправкой в нацистский концлагерь за нелояльность фашистской идеологии. Нацистский концлагерь Бандера кое-как пережил, но был отравлен позже советскими спецслужбами (у всех членов его семьи тоже, кстати, была жуткая судьба). В немецких документах сохранились также отчеты о прочих «прегрешениях» Бандеры и его партии в то время: в частности, "бандеровцы" отказывались убивать и выдавать фашистам евреев, чем показывали, что они не верны фашистскому делу. Тут также ссылка о Нюрнбергском процессе – Бандера и его партия действительно в нем фигурировали, но как жертвы, а не как обвиняемые.

Россияне также любят вспоминать об украинских частях, которые служили короткое время на стороне немецкой армии. Во-первых, при этом замалчивается то, что на западной Украине в то время творила "доблестная" советская армия и большевики по отношению к мирному украинскому населению. Там было много страшного, и на западной Украине все еще живы свидетели тех ужасов (я нескольких знаю лично). Во-вторых, когда собственно началась война, на деле почти все украинские части успели разбрестись по домам еще до того, как немцы их попытались использовать. Но самое интересное заключается даже не в этом: дело в том, что российских военных формирований, которые в тот или иной момент служили на стороне немцев, было в десятки раз больше (ссылка). Этого, видимо, на уроках истории в России тоже не рассказывают.

И последнее, «от автора»: я не могу сказать, что национализм – моя любимая философия. Лично мне любую религию, философию и идеологию заменяет детское чутье «на правду». Пишу я это тоже не из-за прочувствованного личного национализма, а потому, что не могу больше видеть вранье на эту тему, которым пытаются оправдать российскую оккупацию и войну. Однако пока я наблюдаю за происходящим в последнее время, меня, как и других украинцев, очень уж подмывает начать носить вышиванку (муж говорит, что не все знают, что такое вышиванка - ссылка).

Тут также текст на похожие темы.

P.S. Комментарии скринятся, дискуссий не будет. Все, что я думаю о вопросе, уже есть в посте.
Tags: перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments