Света Солдатова (pyzhik_chizhik) wrote,
Света Солдатова
pyzhik_chizhik

Почитаю вечером

Оригинал взят у predator_2005 в Хорошая статья:

Анатомия информационной войны

Опубликовано: 19:10, Май 23, 2015

смерть корабля

Наступление российской пропаганды на Запад прекрасно организована и хорошо проплачена, но она еще и легко предсказуема и в этом её слабость.

          Основные положения

Одним из главных успехов Российской пропагандистской кампании против Украины по выражению Петра Померанцева и Майкла Вейсса явилось использование информации в качестве орудия. Россия использует информационные каналы властей, журналистов, сочувствующих комментаторов и троллей из Интернета, чтобы создать альтернативную действительность, в которой истина становится относительной и любая информация —  сомнительной.

В результате этой кампании Запад уже начинает воспринимать украинский конфликт в искаженном свете. Утверждение, что НАТО обещало не расширяться в сторону Центральной и Восточной Европы после воссоединения Германии и то, что беспокойство России по поводу этого расширения оправдано, становится господствующим мнением в средствах массовой информации и создаётся впечатление, что Запад повинен в прямом нападении России на Украину.

Тем не менее, несмотря на искушённость российской пропагандистской системы, её послания не столь изощрены. Они основаны на тезисе, что США пытаются править миром, и только России хватает силы и смелости, чтобы противостоять ей. Пропаганда России использует четыре основных тактических приемов:  отклонение критики, искажение фактов, отвлечение от основной темы и попытки вселять страх в публику. И наконец, для донесения своих сообщений, она опирается на контролируемые Кремлём СМИ, на проплаченных и сочувствующих западных обозревателей.

В ответ на это, Запад должен изложить свои собственные соображения о свободе выбора и демократии, которым угрожает российский режим и, которые воспринимаются последним, как угроза. На этом поле противостояния страны Центральной и Восточной Европы могут сыграть ведущую роль. И далее, Запад должен выставлять напоказ основные тактические приёмы Москвы в каждом случае их применения, а также разоблачать кремлевскую сеть проплаченных комментаторов и псевдо журналистов.

      Посыл с угрозой войны

Этот посыл был озвучен устами целого ряда официальных лиц, в том числе президентом Путиным, председателем государственного Совета Безопасности Патрушевым и министром иностранных дел Лавровым. Соображения, высказанные в ходе этих выступлении,  муссировались в течение месяцев и обрели развернутый вид в интервью Лаврова ИТАР ТАСС от 11-го сентября прошлого года.

Из этих речей легко можно вывести всю суть этого послания: США всегда использовали НАТО и европейские страны как орудие для собственных внешнеполитических целей. После распада Советского Союза американцы себя вели, как победоносный агрессор, стремясь выстроить международные отношения таким образом, чтобы США оказались наделенным властью единоличным арбитром. С этой целью они стали поддерживать сепаратистов на Кавказе, пытаясь «расчленить» Россию и включили государства Центральной и Восточной Европы в НАТО с намерением «окружить» её, тем самим, нарушив обещание, данное президенту Горбачеву.

Придя к власти, Путин стал противодействовать намерению США  единолично доминировать в мире, и это стало основным препятствием для американских амбиций. С помощью личных нападок США пытались бороться с ним и заставляли бывшие советские республики, такие, как Грузия и Украина, обратиться с просьбой о вступлении в члены НАТО. В ходе этого процесса американцев поддерживал Европейский Союз, который при помощи Программы Восточного Партнерства пытался оттолкнуть страны СНГ от Российской орбиты. А Евросоюз, в свою очередь, подталкивали новые члены из Центральной и Восточной Европы, являясь отчаянными русофобами.

НАТО и Евросоюз стремились заставить Украину обратиться на Запад. Они предложили Украине выбор, исключающий третий вариант: либо присоединиться к НАТО и европейской зоне свободной торговли, либо остаться на орбите Москвы. Когда президент Янукович отверг эти домогательства, неонацисты в Киеве устроили бурный государственный переворот и начали прибегать к насилию над русскоговорящим населением восточной Украины. В то же время НАТО планировала ввести корабли в Крым. России не оставили никакого выбора и ей пришлось вторгнуться на полуостров ради защиты соотечественников. И русскоговорящее население востока Украины восстало на защиту своей жизни и своего языка от киевской хунты.

Весьма впечатляюще: С одной стороны «плохие парни» — США, с другой – «хороший», Путин. Простая, незатейливая история о том, что плохие парни захотели управлять всем миром и вдруг появился хороший, который бросил им вызов. У читателя появляется желание узнать, что произойдёт в дальнейшем и каким образом плохой парень будет побежден. Эмоциональная история: возмущение, вызванное эгоизмом Запада, восхищение перед героизмом Путина, негодование по поводу зверств хунты.

При этом — это гибкая версия; Путин воспользовался ею в марте 2014 года, чтобы оправдать аннексию Крыма. Год спустя Лавров ссылался на нее, критикуя американские планы по размещению противоракетных систем, внешнюю политику Евросоюза и внутреннюю – Украины. Патрушев объяснял падение цен на нефть опираясь опять-таки на этот сценарий. Протестуя против понижения статуса платежеспособности страны западными финансовыми агентствами, пресс спикер министерства иностранных дел Лукашевич тоже апеллировал к этой версии.

Как бы там не было, Западу не удалось представить свою, соизмеримую по воздействию на умы версию. Послания Запада были осторожными и несколько запутанными, но отнюдь не такими захватывающими, как российские. Слово «но» являлось в них ключевым: мы осуждаем действия России в Украине, но остаёмся открыты для диалога, мы поддерживаем Украину, но мы не против России, мы усиливаем наши вооруженные силы в Европе, но не находимся в военном противостояний с Россией. Послания России просты и эмоциональны, тогда как Западные — сложны и рациональны, и как следствие, лишены привлекательности.

        Тактика опровержения: Четырехмерный подход

Российская версия может рассматриваться, как оружие наступательное: Она призвана, чтобы дискредитировать Запад и переложить вину за украинский кризис на его плечи. А защищаясь, Россия применяет другую тактику, которая имеет следующие четыре составляющие: отклонение обвинения, искажение фактов, отвлечение внимания, запугивание.

      Отклонение обвинения

Первый российский подход к негативному отчету или комментариям – это опровергать, отрицая их на корню, или оклеветать автора.

Самый известный пример этой тактики – неуклонное отрицание факта, что Россия  располагает вооруженными силами в Украине. Это началось ещё с 4 марта 2014 года с пресс-конференции Путина:

«Напряжение в Крыму, которое могло вызвать необходимость применения наших вооруженных сил, просто сошло на нет и не было никакой нужды в их использовании. Единственное, что мы должны были сделать, и мы это сделали — это усиление охраны наших военных объектов».

Затем, отвечая на прямой вопрос, были ли вовлеченные в конфликт силы российскими, он настаивал, что «это были отряды местной самообороны».

Эти отрицания фактов закончились в ходе телевизионного марафона «Задайте вопрос в прямом эфире» 17 апреля 2014 года, спустя целый месяц после аннексии Крыма:

«Мы были вынуждены принять необходимые меры, чтобы предупредить развитие событий в том ключе, как они развиваются теперь в Южной Украине… Конечно, российские военнослужащие поддерживали силы крымской самообороны».

Он ещё раз сменил тон в документальном фильме, появившемся через год после аннексии. В фильме Путин описывает продолжавшееся всю ночь заседание 22 февраля 2014 года, за неделю до появления первых вооруженных людей в Крыму: «Мы закончили около семи часов утра. Прощаясь, я сказал всем моим коллегам, «Мы вынуждены начинать работу по возвращению Крыма обратно в Россию»».

Россия не принимала участие в конфликте. Россия поддерживала крымских повстанцев. Россия спланировала всё. Только одно из этих утверждений может быт правдой. То, что Путин сделал все эти три заявления в ослепительном сиянии перед камерами, показывает, до какой степени дошли российские информационные средства, манипулируя обманом.

Тактика опровержения также используется против комментаторов с целью подорвать к ним доверия. В числе тех, которые подвергаются поношению, находятся ООН и ОБСЕ, Балтийские страны, бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фогт Расмуссен, его заместитель Александр Вершбоу и пресс-секретарь НАТО Иоанна Лунгеску. О представителе НАТО в Москве, Роберте Пжщеле на национальном телевидении было сказано, что он «поляк и, следовательно, русофоб».

Особо ярким примером является казус, случившийся с заместителем пресс-секретаря штаб-квартиры НАТО, подполковником Джей Йенсеном.  Йенсен послал по электронной почте комментарий агентству Рейтер по поводу присутствия Российских войск в Украине – электронная почта широко используется для распространения заявлений для прессы, в том числе, российскими властями.

В ответе, занявшем целый параграф, пресс-секретарь российского Минобороны Игорь Конашенков обозвал Йенсена «клерком», назвал его «голословное заявление» попыткой «создать себе имя» в ходе ротации среди служащих НАТО, насмехался над форматом послания, говоря, что «следующий комментарий следует ожидать в виде SMS от компании по уборке, которая убирает штаб-квартиру НАТО».

Тут все элементы опровержения по российскому образцу налицо: он унижает комментатора, критикует форму послания, отвергает само содержание комментария, называя его «голословным утверждением» и высмеивает всю коммуникационную систему НАТО. По существу, этот комментарий характеризует технику опровержения в целом.

        Искажение фактов

Для поддержания своей всеобъемлющей версии Российские власти и СМИ  придерживаются стойкой тенденции искажения фактов.

К примеру, в последних числах марта 2015 года российские СМИ наводнили сообщения о «волне» протеста, захлестнувшем Чешскую Республику в знак протеста против американского «Драгунского марша» — парада бронемашин, продвигающихся по стране в направлении Германии. Освещение в СМИ полностью скрыло тот факт, что гораздо большее число людей приветствует американские войска, таким образом, выставив чехов, как противников США в Центральной Европе.

Подобным же образом, 30 апреля 2015 года заместитель министра обороны России, Анатолий Антонов, заявил Комсомольской Правде, что «В Польше развернуты так называемые силы быстрого реагирования в количестве 30 тысяч человек».

Его комментарии едва вязались с фактами. По утверждению генерального секретаря НАТО, Йенса Столтенберга НАТО находится в процессе увеличения численного потолка своих сил быстрого реагирования с 13 тысяч до 30 тысяч человек.

По объяснениям НАТО, военные части, относящиеся к силам быстрого реагирования, размещены в своей стране и остаются там, пока они не будут призваны в целях  проведения учении или развертывания. Кроме того, это практикуется со дня создания сил быстрого реагирования. Комментарий Антонова указывает на поразительную неосведомлённость официального лица столь высокого ранга, или на ложь.

Другие случаи искажения фактов – это и русская актриса, играющая роли пяти разных женщин, выступающих против Киева, и пациент госпиталя, дающий интервью трем разным телеканалам, рассказывающий три разные истории, как он попал туда, и очевидец, утверждающий, как украинские военные распяли ребенка. Эту последнюю историю, являющуюся явным «фейком», все западные СМИ подняли на смех.

              Отвлечение внимания

Следующим орудием в российском информационном арсенале является отвлечение в сторону от основной проблемы: перенос внимания с действий России и её союзников с помощью обвинений, в чем попало.

Иногда, в результате отвлечения от основной темы появляются сомнения и замешательство, как в случае с крушением лайнера МН-17, из-за которого пышным цветом стали разрастаться конспиративные теории разного рода.

В разные периоды времени после катастрофы, контролируемые Российским государством СМИ, выдвигали версию о том, что лайнер был сбит украинским самолетом или украинской ракетой. Они утверждали, что украинцы поступили так для того, чтобы снискать симпатии в мире или чтобы уничтожить Путина. По одной эксцентрической версии, крушение борта МН-17 даже увязывалось с исчезновением над Индийским Океаном лайнера МН-370 и утверждалось, что это один и тот же самолёт и все это – спектакль, в постановке которого, возможно, участвовал Израиль.

Особой отличительной чертой тактики отвлечения является склонность Москвы, отвечать обвинением на обвинение, утверждая, что оппонент совершил точно такой же поступок, в чем ныне клеймит Россию.

Это с давних пор стало характерной чертой путинской риторики. Он ещё 2007 году всполошил вполне мирный саммит лидеров Евросоюза в Португалии, сравнив планы тогдашнего президента Джорджа Буша младшего по противоракетной обороне с размещением советских ракет на Кубе в 1962 году. Это заявление вызвало переполох среди присутствующих журналистов, в числе которых находился и автор этих строк.

Аргументация Путина была проста: «По нашему мнению, ситуации весьма схожи. У нашей границы создаются угрозы для страны». Сравнение, по меньшей мере, спорное, поскольку между тайным установлением наступательных  ракет с ядерными  боеголовками и открытым размещением оборонительной системы, не имеющей взрывной эффект, имеется огромная  разница.  Но целью этого заявления было вызвать возражение со стороны Вашингтона и, таким образом, оказать словесное давление на противника.

В целом, технология отвлечения внимания создает атмосферу неопределенности, смятения и, в конечном счете, сомнения по поводу любого источника информации. Она ввергает в трясину фальши, где все нечестно и любой проступок становится нормальным.

         Запугивание

Последнее ключевое орудие в информационном арсенале России предполагает внушение чувства страха и смятения, предостерегая, что любые акты, против которых выступает Москва, могут привести к пагубным последствиям тех, кто их замышляет.

Это было присуще российской риторике по отношению к странам  Центральной и Восточной Европы в течение долгого времени. В 2007 и 2008 годах Путин неоднократно предупреждал. Что если тогдашний президент США  Джордж Буш мл. не прекратит вынашивание планов размещения противоракетных систем в Чешской республике и Польше, то он направит российские ракеты на Европу. Угрозы возобновились в связи с  планами администрации Обамы по установлению оборонительных ракетных систем в Польше и Румынии.

Сравнительно недавно особое внимание привлекло усиление безопасности стран  Центральной и Восточной Европы в рамках так называемых «гарантийных мер» в свете событий в Украине. Несмотря на относительно низкий уровень реальной военной активности, официальные лица в Москве неоднократно предупреждали, что это является «эскалацией» и может последовать реакция или в виде размещения ракетных систем Искандер, или интенсификации присутствия в воздухе, или просто «адекватным ответом», что в последнее время стало дежурной фразой, содержащей смутную угрозу.

Тем не менее, самим ярким примером запомнилась ссылка кремлевских чиновников на российские резервы ядерного оружия. Подобные комментарий были сделаны в контексте российской военной доктрины, американских санкции из- за аннексии Крыма, намерения Запада вооружить Украину и планов Дании соорудить фрегат с радаром для обороны натовских ракет.

Обозреватель Файненшл Таймс Гидеон Рачман отметил, что у него нет сомнении в том, что это «ядерное позирование» Москвы имеет своей целью заставить западных комментаторов заговорить о российской ядерной угрозе.  Россия отчаянно нуждается в том, чтобы Запад прекратил оказывать военную помощь Украине. Таким образом, они пытаются сообщить, что такого рода эскалация может спровоцировать яростную реакцию от Москвы, может быть – кто знает, даже вплоть до применения ядерного оружия.

Во всех этих случаях преследуется цель, запугать оппонентов, стимулировать оппозиционные настроения и, в идеале, заставить изменить курс.

             Тролли и Троянские кони: Апокрифические всадники

И наконец, следует задуматься о том, каким образом эти эсхатологические сообщения доносятся до западных СМИ и попадает в мейнстрим западного мышления.

Большое внимание уделяется так называемым «фабрикам троллей» — учреждениям, где проплаченные комментаторы рыскают по социальным сетям, глумясь и обливая грязью тех, кто открыто критикует позицию Москвы. Роль финансируемых Кремлем информационных  каналов типа Russia Today и Спутник в российской пропаганде тоже широко обсуждается.

А вот, механизму использования Кремлевскими СМИ западных комментаторов для подачи и обоснования посланий Москвы, уделяется меньше внимания. Понимание этой технологии жизненно важно для того, чтобы воспрепятствовать эффекту раскрученной в сетях версии.

Западные комментаторы, на которые ссылаются кремлевские СМИ, разделяются на три обширные категории. Это, в первую очередь, те, которые работают или работали непосредственно на Кремль, но не обязательно афишировали свои связи с ним. Вторая группа состоит из тех, независимость которых не подлежит сомнению, но поддерживают политику Кремля. И наконец, в третью группу входят комментаторы, которые не придерживаются московской точки зрения, но их слова можно трактовать, как поддержку.

В каждом случае тактика Кремлевских СМИ заключается в том, чтобы отобрать комментарий, которые иначе не привлекли бы внимания на Западе и громогласно выставить их заранее намеченной аудитории на русском или на каком-нибудь другом языке.

Скандал, возникший вокруг статьи, напечатанной в Guardian 8 марта, прекрасно характеризует представителей первой категории. Отвечая на письмо пресс-спикера НАТО Иоанны  Лунгеску, некий читатель по имени Ангус Роксбург, обвинил её в «искажении правды», когда та привела слова Горбачева, где он отрицает тот факт, что со стороны НАТО было дано обещание не расширять альянс. Комментарий Роксбурга оперативно был передан агентством РИА Новости — русскоязычным подразделением Спутника, под заглавием «Гардиан утверждает, что НАТО виновна в «позорном искажении фактов»». Эта история была подхвачена несколькими российскими информационными каналами, в том числе, изданием Аргументы и факты и сайтом vzglyad.ru. (позже  РИА Новости изменила заглавие, отразив тот факт, что это было письмо отдельного читателя, но по другим каналам  ходил именно оригинал).

Далеко не все происходило так, как описывалось в Российской прессе. Роксбург, бывший журналист  Guardian и BBC, был советником Путина с 2006-го по 2009 годы, но об этой его позиции не упоминалось нигде. Более того, он не состоит членом редакционной коллегии Guardian, а является независимым комментатором, пишущим от случая к случаю под рубрикой «Свободный комментарий». Тот факт, что РИА Новости приписала его частное мнение всему изданию, поднял  значение этого материала на необоснованную высоту и ввел в заблуждение читателей, утверждая, что влиятельная газета, а не его отдельный корреспондент, обвинила НАТО во лжи.

Примером, характеризующим вторую категорию журналистов, используемых Российскими СМИ, может служить история с письмом 60 ведущих общественных фигур Германии, призывающих к диалогу с Россией. Случайно или намеренно, это письмо иллюстрирует все четыре основных приемов кремлевской  информационной технологии. Оно ставит под сомнение объективность освещения в печати событий, связанных с кризисом, считая его тенденциозным. Оно представляет действительность в ложном свете, сравнивая европейскую реакцию на кризис с вторжением Гитлера в Советский Союз в 1941 году. Оно уводит от вопроса незаконной аннексии Крыма, увязывая его с «законными» оборонительными нуждами России и «экспансией» Запада. И наконец, оно сеет страх, воскрешая призрак общеевропейской войны.

Письмо вызвало бурную реакцию в Российских СМИ. Спутник посвятил несколько отчетов этой теме, Russia Today представила его, как призыв к Западу перестать «бряцать оружием» перед Россией, РИА Новости напечатала отчет, заявление одной из подписавшихся и Российский ответ.

Выяснение мотивация авторов этого письма выходит за пределы  данного исследования.  Однако, в число подписавшихся входят бывший канцлер Герхард  Шредер, который, покинув пост, стал председателем комитета акционеров нефтепровода Nord Stream, председатель восточного подразделения немецкого комитета экономики, юридическое лицо, призванное содействовать торговле с Россией и другими посткоммунистическими странами и почетный президент Германско-российской Торговой Палаты в Москве. Это люди, чей бизнес зависит от тесных связей между Россией и Германией. На этот деликатный момент никто в Российской прессе не обратил внимание.

Для иллюстрации третей категории приведем речь, произнесенную правозащитником Константином Долговым в Риге, в которой он осуждает политику Латвии в сфере предоставления гражданства.  Долгов обвиняет Латвию в русофобии и в качестве доказательства приводит сообщение Нильса Мужниекса, комиссара по гуманитарным правам Совета Европы, чтобы подчеркнуть  рост экстремизма и ксенофобии в Европе. Мужниекс, гражданин Латвии, является ярым поборником ослабления требовании для предоставления гражданства. Однако, в заявлении, последовавшей от министерства иностранных дел Латвии  подчеркивается, что «В своем сообщении г-н Мужниекс  указывает на выражения радикального национализма в отношении цыган и мусульман в Швеции, Германии, Греции, Венгрии, Сербии, но в то же время, комиссар ни разу не упомянул ни Латвию, ни остальные балтийские страны». О русофобии не было сказано ни одного слова.

Опять-таки, подобные искаженные цитирования сеют сомнения, вызывают недоверие и замешательство. В российской информационной среде так сложно отыскать правду, что трудно обвинить человека в излишней доверчивости. Победа российской пропаганды заключается в том, что все остальные новости стали восприниматься тоже, как пропаганда.

       Заключение: Как победить эту машину

Таким образом, российская пропагандистская машина могущественна, прекрасно налажена и хорошо финансируется, но как следует из данного анализа, она часто повторяется и вполне предсказуема. Она преподносит события исключительно в чёрно-белом свете, в основе её политики лежат четыре «кита» — технологий отклонения обвинения, искажения фактов, отвлечения внимания и запугивания, а также – тщательно подобранная группа обозревателей, которых рекламируют и продвигают прокремлевские СМИ.

Хотя задача и представляется тяжелой, но предсказуемость поведения этой машины дает шанс Западу бороться с ней. Отдельные шаги в этом направлении уже предприняты. В частности, в Латвии создан натовский центр стратегических систем связи, а также разработана социально-ориентированная программа Евросоюза для русскоговорящих граждан. Подобные инициативы обеспечивают коммуникационными каналами, но их наличие само по себе не определяет круг вопросов, которым придется уделить внимание в процессе вещания. На основании предыдущего анализа западным информационным средствам и особенно тем каналам, которые ориентируются на слушателей  центральной и восточной Европы, следует развивать четыре основные темы в рамках своего коммуникационного подхода:


  1. Мощная собственная версия

  2. Выявление российской тактики

  3. Прогнозирование наступления

  4. Разоблачение поддерживаемых Кремлем коммуникационных сетей.


  1. Собственная версия

В первую очередь, Запад нуждается в привлекательной, захватывающей собственной версии развития событии, обращенной в большей степени к разуму, чем к общественному мнению. Такая версия может быть создана на основе выпестованных временем западных ценностей – личной свободы, демократии и верховенства закона, ценностей, за которые годами боролись миллионы людей, результатом чьих усилий стал возможен Майдан.

Это поле, на котором страны центральной и восточной Европы должны сыграть ведущую роль. Благодаря своей истории, у них появляется уникальная перспектива при столкновении различных систем ценностей, которое подпитывает украинский конфликт. С одной стороны – стремление  украинского народа к европейской интеграции, а с другой – решимость российской элиты, предотвратить это. Посткоммунистические страны Европы могут представить свое видение демократии и свободы и собственную правдивую историю, противопоставляя её ценностной системе оппонирующей стороны на основе личного опыта. Это намного эффективнее политического заявления.


  1. Тактика

Во-вторых, вместо того, чтобы заниматься с каждым российским обвинением в отдельности, Западу следует в каждом случае указывать, какие конкретные цели преследуют эти обвинения, а именно – служит ли оно встречным обвинением, искажает факты, отвлекает от основной темы или пытается создать атмосферу страха и недоверия. Должны быть приложены все усилия, чтобы во время дискуссии сосредоточиться на ключевых моментах, а не распыляться на вымышленные факты.

Самый действенный путь для достижения этой цели лежит через дальнейшее исследование и  обнародование российских коммуникационных приемов. Будет мало толку, если доказывать несостоятельность всех претензий со стороны России. Из-за их неимоверного количества подобная попытка может обернуться бесконечным и неблагодарным занятием.

Эта сфера, где неправительственные организации могут внести более весомую лепту, чем правительственные. Во всех европейских странах есть острая потребность в публичной дискуссии на предмет сущности и технологии российской пропаганды для того, чтобы способствовать более глубокому пониманию методологии, которая лежит в ее основе. Чем больше внимания будет уделяться ограниченному и предсказуемому набору средств, используемых Москвой для пропаганды, тем легче будет распознать отвлекающую сущность необузданных претензий России.


  1. Предсказание атаки

Вместе с тем, правительства должны быть более внимательны к методам, применяемым российскими комментаторами и выяснить, как их можно использовать в своей коммуникационной политике.

Во внутренних коммуникационных планах относительно России,  должна предусматриваться реакция на возможные ответы с российской стороны, основанные на четырехмерном подходе.

Например, если комментатор предполагает, что на конкретное обвинение может последовать ответ, проводящий неправомерные параллели с историческими фактами, то ему незамедлительно должен быть предоставлен эфир. Чтобы безотлагательно изобличить изъяны ответа.

4.Спикеры

И наконец, Запад должен выявить прокремлевские информационные средства и комментаторов, которые являются их рупором.

В этой сфере могут быть задействованы лица как  из государственного, так и негосударственного секторов со всей Европы.

Очень важно проследить связи, основанные на финансовых либо иного характера интересах между предположительно независимыми комментаторами и Российским бизнесом и затем сделать эту информацию достоянием публики. Подобные связи трудно  выявить, но при успехе усилия окупятся с лихвой, так как позволит западной аудитории убедиться, насколько эти «независимые» комментаторы зависят от российской поддержки.

Было бы желательно публично и детально сравнить освещение одного и того же события прокремлевскими информационными каналами и подлинно независимыми, профессиональными СМИ. Это простой и эффективный метод, чтобы подчеркнуть их стойкое  пренебрежение редакционными стандартами и безудержную склонность к несбалансированной подаче материала.

В целом, надо сосредоточиться на привлечении широкой аудитории для обучения и снабжения сведениями и затем, предоставить им самим решать, какой информационный источник является более надежным и какой репортаж вызывает больше доверия. Превращение информации в невидимое оружие является самим важным достижением России в этом конфликте и наилучший способ противостоять ей — сделать это оружие видимым.

Бен Ниммо – живущий в Соединенном Королевстве аналитик, пишущий о проблемах европейской безопасности. В прошлом он работал журналистом в странах Балтии и в Брюсселе, а также, состоял пресс служащим в НАТО.

Бен Нимо

Eastern Partnership, Security and Defence

перевод Реваза Пурцеладзе


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments