Света Солдатова (pyzhik_chizhik) wrote,
Света Солдатова
pyzhik_chizhik

Прошлое и настоящее Кирилловской улицы. Часть2

Originally posted by oldtortila at Прошлое и настоящее Кирилловской улицы. Часть2
Подольская промзона начинается с пересечения с улицей Юрковской
     Начало промзоны заложил   в 1835 году известный предприниматель Тимофей Дегтярев, когда купил участок земли,  для постройки литейной мастерской. В том же году она начала выпускать продукцию. Не выдержав конкуренции, Дегтярев вынужден был продать предприятие за долги в 1878 году Обществу киевского пивоваренного завода. Общество возглавлял купец Николай Хряков. Строительство корпусов нового завода возглавил инженер Алексей Термен. Именно он привлек к участию в этих работах 25-летнего архитектора из Петербурга Владимира Николаева. Недалеко от строящегося завода была еще одна пивоварня, которая принадлежала семье Псиол. В 1889 году ее приобрел купец Николай Рихтер. Он принялся за модернизацию и перестройку новых корпусов, которую закончил к 1895 году. Архитектором снова был В.Николаев.


Конец 19 века, пивзавод Общества – справа, пивзавод Рихтера – слева

С тех пор Николаев навсегда остался в Киеве и стал знаменитым киевским архитектором, автором многих известных сооружений. Благодарные киевляне назвали его именем улицу на Троещине.
Правда, самое заметное сооружение, которое до недавнего времени было заводом солодовых концентратов, создал в 1909 году архитектор Николай Казанский.
Сейчас завод умер, а здание выставлено на продажу.



В 2012 году Игорь Воронов (миллионер, меценат, муж телеведущей Татьяны Рамус) собирался организовать музей современного искусства своего имени. Был объявлен конкурс проектов. Победил этот


Судя по нынешнему состоянию творения  архитектора Казанского, у Воронова с музеем не сложилось. Дальнейшая судьба этого здания неизвестна

Вернемся к пивзаводу,  который  за сто сорок лет существования сменил многих владельцев. Правда владельцы, особенно последние, не заморачивались модернизацией и сменой оборудования.
  После пожара в апреле 2014 года было ясно, что дни его сочтены.





С 2006 года завод принадлежал фирме «Акролит», которую связывают с именем Александра Ярославского. Подозревали, что он построит на месте завода очередной бизнес-центр. Один он уже построил на месте фабрики «Ласточка».
Опять, что-то пошло не так. На месте пивзавода возник Музей современного искусства Украины. Хозяин музея Сергей Цюпко раньше владел аналогичным музеем на Глубочице.
Сергей Цюпко – владелец Киевского ювелирного завода, президент Ассоциации ювелиров Украины. Был связан с банком «Форум» и владел банком «Таврика». Оба приказали долго жить. Сейчас его бизнес переживает не лучшие времена. Мне кажется, что здесь разыгрывается сложная интрига.




Похоже, музей переживает не лучшие времена. Предлагают банкетные залы и танцевальную студию.
Подробней о музее здесь http://modern-museum.org.ua/ru/pro_muzei/museum_history.htm

Идем дальше. На углу Кирилловской и Мыльного переулка (правильнее сказать, между двумя Мыльными переулками) разместилась Нотная фабрика



Контора Нотной фабрики.

Интересно, что с переулком и фабрикой связаны загадочные истории.
Начну с переулка. На карте google фабрика расположилась между двумя Мыльными переулками



На карте 1913 года эта местность ограничена двумя, слившимися переулками Мыльным и Иорданским



Теперь о фабрике. Впервые услышала о ней в начале 90-х, когда была депутатом Киевсовета. К нам обратился хозяин фабрики с просьбой отдать в аренду Лукьяновское кладбище. Состояние кладбища тогда было удручающим, но в просьбе отказали. Как раз тогда мы готовили документы для создания Заповедника Лукьяновское кладбище.
Судя по тому, что фабрика занимает обширную территорию и шесть корпусов, потребность в нотах не пошла на убыль и производство не прекращается даже в выходные. Когда я была в субботу, на территории что-то гудело и ухало. И это притом, что единственный в городе нотный магазин давно закрыли.

По дороге ко второму Мыльному переулку привлек внимание странная избушка на горе над фабрикой. Решила подойти ближе


Подняться выше и узнать, что это такое не хватило здоровья.

Идем дальше к Богуславскому спуску. Этот спуск – сплошная загадка. Все справочники пишут, что он возник в 19 веке возле урочища Богуславщина.  Посмотрела карты, начиная с 1900 года – не нашла. На фрагменте карты 1913 года, приведенной выше, маленький Мыльный переулок есть, а спуска нет. На немецком аэрофотоснимке 1943 года спуск еще в виде грунтовой дороги.



А на секретной карте 1947 года уже Богуславський узвіз




Еще до 1970 года он оправдывал свое название, поскольку по нему можно было спуститься с  Лукьяновки на Подол. Сейчас это закрученная петлей  улица, утыканная автобазами и СТО


Красным помечена автобаза, на месте которой проводил раскопки Викентий Хвойка.

  Подробней о раскопках. Все источники указывают, что знаменитая «Кирилловская стоянка»
«раскопана на улице Кирилловской, дома №№ 59 — 61» и все.
Только недавно, когда прочитала книгу Петра Семилетова «Ересь о Киеве» узнала, где, когда и как проводил раскопки Хвойка. Кроме того, ребята из Киевской амплитуды в 2013 году сняли фильм об этой местности «Возвращение в логово змиево»
https://www.youtube.com/watch?v=e-1QCOKlLpI
Далее будет много цитат из книги «Ересь о Киеве»
   «В конце августа 1893 года Хвойка осматривал усадьбу Зиваля (имела адрес Кирилловская улица, 59) и обратил внимание на знаменитый впоследствии отрог горы. В северном склоне, заросшем деревьями и кустами, Хвойка заметил несколько мест, где добывали глину, и решил поглядеть там из каких слоев грунта состоит холм. В самом нижнем слое, «серо-зеленоватых мелкозернистых песков», Хвойка увидел правильный желто-белый круг. С этого всё и началось. При небольшом раскопе вглубь круг оказался бивнем мамонта. Хвойка не спешил рыть дальше, а тем паче хвататься за бивень и пытаться его вытащить. Он смекнул, что рядом могут быть еще другие древние кости, и что без тщательных раскопок не обойтись.
    Хвойка договорился о них с Зивалем, и на следующий день приступил к раскопкам. Бивень крепился к остаткам огромного мамонтового черепа. Хвойка снова проявил осторожность и обратился за советом к Владимиру Антоновичу. Тот приехал на место, сообща решили продолжать. День спустя Хвойка, уже при помощи рабочих, начал более масштабные раскопки».
Вскоре к раскопкам подключился геолог Петр Армашевский. Профессор Армашевский был расстрелян в 1919 году как контрреволюционер.



«Из года в год Хвойка продолжал работы. В то же время усадьбы Зиваля и Багреева (Кирилловская, 61) купил Иона Зайцев, для постройки большого кирпичного завода. Для доступа к синей глине под отрогом Кирилловской стоянки Зайцеву понадобилось срыть почти весь отрог. За делом наблюдал, делая раскопки, Хвойка. Это позволило досконально изучить холм, но уничтожило древнейший памятник первобытной жизни. На месте отрога возникло так называемое «глинище» – карьер по добыче глины


Гнилище на месте раскопки. Сейчас на месте гнилища автобаза, а грунтовая дорога слева – нынешний Богуславский спуск.

«Еще ниже глинища, к востоку, Зайцев выстроил еврейскую больницу – позже при ней, под
видом столовой – молельный дом, что открылось на суде по делу Бейлиса, ибо на молельный дом разрешения властей не было. Больница эта и стала потом, в 1949 году, Подольским роддомом».

  Дальше вопросы и загадки. Как оказались под раскопанной горой останки 60-ти мамонтов,
кости носорогов, зубы пещерного медведя и льва. При этом, из оружия только кремниевые ножи и скребки.
«А вообще были тогда, в древности Киева горы, большие возвышенности? Это вопрос важный. Нам же рисуют на картинках в популярных книжках по археологии, как первобытные люди охотились на мамонта. Загоняли несчастное животное на край обрыва, оно падало и гибло. Но если гор не существовало, какой обрыв?
Хвойке задавали вопрос – как же охотились на мамонта, если найденные на стоянке кремневые орудия явно мелковаты, чтобы справиться с мохнатым великаном? Этими орудиями и яму для поимки мамонта не выкопаешь. Хвойка ничего толком не ответил, кроме утверждения, что древний человек питался мамонтом, без мамонта не мог существовать, а другие более подвижные животные были недоступны»
Закончу о раскопках двумя кадрами из фильма «Возвращение в логово змиево»

 
Вершина раскопанной горы                                      Вид с вершины. На месте раскопок - автобаза

Вернемся на Кирилловскую улицу.


Еврейская больница Ионы Зайцева. С 1941 вплоть до 1991 год, там помещался Подольский
роддом, или Киевский городской родильный дом №2, которого в год гибели СССР перевели на улицу Мостицкую, 11. Сейчас это офисы фирмы «Фармак».



      В 1907 год Иона Зайцев умер, дела перешли к его сыну Маркусу. В 1911 году под руководством архитектора Эдуарда Брадтмана построили второй корпус
. После революции Маркус Зайцев бежал в Одессу и эмигрировал во Францию,  где умер в 1930 году.Сейчас здесь фирма «Фармак».

Теперь о фирме «Фармак». В 1991 году химико-фармацевтический завод им. Ломоносова (основан в 1925 году) был реорганизован в ОАО «Фармак».

Лет 15 тому назад, когда заказывали мебель на соседней мебельной фабрике, обратила внимание убогость этой самой «Фармак». Похоже, с тех пор дела пошли в гору. Обалдела, когда увидела на противоположной стороне, стоящееся производственное здание.



Перестала удивляться ценам на лекарства.

45 процентов акций «Фармак» принадлежит Жебривской Филе Ивановне, самой богатой женщине Украины (Форбс-2011 оценил активы в 146 миллионов долларов).


Рядом с очередной избой, магазин мебельной фабрики. С мебелью дела обстоят намного хуже, чем с лекарствами

















Tags: Вспомнить всё, Вспомнить всё!, Киев, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments